Инвесторов приучают к прекрасному

В России могут появиться паевые фонды, средства которых будут инвестироваться в произведения искусства. Погубить идею ФСФР способны высокие расходы при купле-продаже арт-объектов и отсутствие терпения у инвесторов.

В стремлении оживить рынок коллективных инвестиций Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) предложила управляющим компаниям расширить кругозор своих клиентов. В понедельник, 27 июля, на сайте ведомства появился проект приказа о внесении изменений в состав и структуру активов акционерных инвестиционных фондов и ПИФов. Теперь в лексикон управляющих и инвесторов должен войти новый термин - «фонд художественных ценностей». Активы таких инвестфондов будут включать самые разные предметы искусства - от уникальных музыкальных инструментов до старинных медалей.

Отмечая пошатнувшееся в результате кризиса доверие инвесторов к ценным бумагам, эксперты еще в конце прошлого года говорили о росте интереса граждан к альтернативным инвестициям - в коллекционные вина, фотографии, драгоценные камни. К примеру, УК «Альфа-Капитал» в 2008 году предложила своим клиентам стратегию «Винтаж», согласно которой деньги инвесторов направляются в фонды, вкладывающие в коллекционные вина. Несколько месяцев назад управляющие бодро рапортовали о создании фондов товарного рынка, которые, по их мнению, тоже могли бы помочь отрасли коллективных инвестиций выйти из застоя.

Теперь в ФСФР задумались о дальнейшем расширении «списка», предложив создать фонды художественных ценностей. В ведомстве Владимира Миловидова предлагают включить в состав активов таких фондов картины, скульптуры, иконы, почтовые марки, гравюры, фото-, кино-, видеоархивы. Кроме того, инвесторы получат возможность вкладываться в старинные книги, монеты, ордена, медали, уникальные музыкальные инструменты и другие предметы коллекционирования. Основное требование ФСФР - «художественная ценность» должна быть движимым имуществом, и при ее приобретении в состав активов фонда находиться на территории России. Номинальная стоимость акции (стоимость имущества, на которую выдается один пай при формировании ПИФа) таких фондов не может быть менее 500 тыс. руб.

Структура активов должна соответствовать двум требованиям - денежные средства, находящиеся во вкладах в одной кредитной организации, могут составлять не более 25% стоимости активов. Помимо этого, не менее двух третей рабочих дней в течение одного календарного года оценочная стоимость художественных ценностей должна составлять не менее 40% стоимости активов.

До сих пор российские коллекционеры и инвесторы справлялись своими силами. Так, еще в 2005 году Виктор Вексельберг создал частный фонд Aurora Fine Art Investments (за четыре года было потрачено более $100 млн на покупку предметов искусства), единственный в России, занимающийся инвестициями в произведения искусства. Но фонд являет собой полную противоположность предложению ФСФР - он полностью закрыт для «случайных инвесторов».

Помощь в инвестировании в предметы искусства обычно «брали на себя» подразделения private-banking кредитных организаций. Так, еще в 2006 году Газпромбанк ввел услугу под названием art-banking, позже подобные предложения появились в «Уралсибе», Deutsche bank, Банке Москвы. Правда, с началом кризиса «непрофильная» деятельность стала отходить на второй план - в частности, швейцарский банк UBS, в штате которого арт-банкингом занимались более десятка человек, в 2008 году заявил о прекращении консультирования клиентов по покупке произведений искусства.

Эксперты сомневаются, что предложение инвестировать в фонды художественных ценностей может вызвать в России интерес большого количества инвесторов. «Против» играют высокая стоимость «входного билета» (от 500 тыс. рублей) и множество сопутствующих купле-продаже и хранению предметов искусства расходов, способных «съесть» потенциальную прибыль.

По мысли чиновников ФСФР, при приобретении предмета искусства требуется заключение технико-технологической экспертизы, подтверждающее время создания художественной ценности, а в отношении авторской работы должна быть проведена искусствоведческая экспертиза, подтверждающая установление личности автора. Предмет искусства должен быть застрахован от всех рисков ее утраты, гибели и повреждения на стоимость, указанную в отчете оценщика фонда об оценке. «Страховать ее имеет право страховщик, обязательства по страховым выплатам которого перестрахованы иностранной страховой организацией, имеющей международный рейтинг долгосрочной кредитоспособности не ниже уровня «BВВ-»  по классификации рейтинговых агентств Fitch Ratings или Standard & Poor's, либо не ниже уровня «Bаа3» по классификации рейтингового агентства Moody's Investors Service», - говорится в сообщении ФСФР.

Все эти требования могут влететь потенциальным инвесторам в «копеечку». К примеру, страховка предметов искусства в среднем составляет 10-15% от их стоимости в год. Кроме того, придется платить не только комиссионные за подбор объектов инвестирования (экспертиза профессионалов может стоить до 5-7% от цены предмета искусства), но и комиссионные за экспертизу подлинности. Определенные средства придется потратить и на хранение приобретенных шедевров. Сейчас массовые услуги специального хранилища для предметов искусства предлагает лишь небольшой банк «Новый символ». Коллекционеры средней руки предпочитают обустраивать хранилища в своих загородных домах, крупные стараются строить частные музеи. Если бы не разразившийся кризис, в Москве в течение ближайшего года должно было появиться 5-6 таких музеев. Пока же каждый коллекционер выходит из положения по-своему - в частности, один из совладельцев компании «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили, обладающий уникальной коллекцией музыкальных инструментов и часов, арендует специальное помещение бывших мясных цехов в центре Москвы.

При продаже предметов искусства, к примеру, через аукционы, тоже необходимо раскошелиться - заплатить еще 1,5% страховки и 10% от стоимости арт-объекта в качестве комиссии аукционному дому.

Тем не менее, эксперты считают, что время для появления таких фондов художественных ценностей вполне благоприятное. К примеру, постепенно оживает рынок живописи - если в декабре 2008 года на Christie's произведений старых мастеров было продано на £14,7 млн, а на Sotheby's - на £16,9 млн, то в июле 2009-го - уже на £20,3 млн и £45 млн, соответственно. «Сейчас подходящий момент для инвестиций в живопись, - уверена московский представитель аукционного дома McDougall Анна Корндорф. - Это касается как работ старых мастеров, так и некоторых направлений современного искусства».

Специалисты компании Art Market Research утверждают, что за последние тридцать лет наиболее выгодным размещением капитала стали вложения в западно-европейскую живопись и скульптуру - доход по некоторым из предметов составил 10-15% годовых в валюте. Но поскольку рынок предметов искусства не слишком ликвиден, все расчеты доходности весьма условны. Для того, чтобы рассчитывать на более-менее приличные показатели, необходимо играть «в долгую» - инвестировать на срок от пяти-семи лет. По словам собеседников «Ф.», сейчас в России не найдется большого количества столь терпеливых инвесторов.

По материалам журнала Финанс